Известный экономист Нуриэль Рубини опубликовал очередную истерическую статью о конце крипторынка. По его мнению, конец частным криптомонетам положат CBDC (Central Bank Digital Currency) — цифровые активы, выпускаемые центральными банками. Давайте рассмотрим феномен CBDC, оценим перспективы их внедрения и возможное влияние на крипторынок.

Дальше будет очень много всякого специального и детального. Чтобы сэкономить время читателя, сформулирую несколько тезисов сразу, а вот аргументация и набор исходных фактов будет приведена ниже (для тех, кому это интересно).

Перспективы крипторынка в связи с возможным широким внедрением CBDC

  • Даже широкомасштабное внедрение и распространение CBDC не сможет убить частные токены и криптомонеты.
  • Чем больше будет отставание в развитии CBDC от частных токенов в технологичности, свободе от регулирования и предлагаемых пользователям бонусов (в смысле комфорта, защиты приватности и т.п.), тем выше будет доля частных токенов в суммарном финансовом обороте.
  • В настоящее время количество частных токенов составляет менее 1% суммарной денежной массы развитых стран. Барьер в 10% является критическим — в случае его преодоления целые отрасли и секторы экономики смогут функционировать, не выходя в фиат.
  • Наибольшим тормозом и угрозой развитию частных токенов являются не перспективы запуска CBDC и конкуренции с их стороны, а ужесточение норм AML/KYC и распространение норм регулирования рынка ценных бумаг на обращение и выпуск частных токенов. Речь идет о ужесточении здесь и сейчас, а не в будущем. Хотя в будущем дальнейшее ужесточение более чем вероятно.
  • Центральные банки, МВФ и другие международные финансовые организации (в частности Банк международных расчетов, Bank for International Settlements — BIS) выражают серьезные опасения по поводу рисков запуска CBDC. Развитые страны не планируют старт CBDC ранее 2020 года.
  • Тем не менее МВФ настаивает на применении CBDC для расширения доступа к финансовым услугам, особенно — в бедных странах, где финансовые учреждения не развиты и не всегда доступны.
  • Небольшие экономики, которыми управляют либерально настроенные правительства, могут запустить CBDC раньше — с целью повышения привлекательности локальных рынков как кластеров для развития новой экономики. Однако они будут подвергаться прессингу со стороны более крупных экономик — вплоть до угроз занесения в "серые списки" FATF, если их CBDC окажутся "слишком" комфортны для бизнеса и частных пользователей.
  • Частные токены и крипторынок в целом имеют максимум два года (до конца 2020-го) для запуска проектов, которые способны предоставлять пользователям серьезные преимущества. Прежде всего речь идет о проектах, связанных с применением смарт-контрактов.
  • Нишами, в которых частные токены имеют серьезные конкурентные преимущества по сравнению с CBDC, являются: маломасштабная внешняя и внутренняя торговля товарами и услугами (p2p трансграничные продажи), хранение и защита данных, финансовые операции для частных лиц и МСБ (SME).
  • В случае запуска крупными экономиками собственных CBDC в 2020 году сильная конкурентная среда, сформированная этим фактором, окажет воздействие на частные токены не ранее середины 2021 года.
  • Для усиления рыночных конкурентных позиций CBDC государства наверняка прибегнут к внерыночным инструментам — ужесточению и тотальному применению средств AML/KYC.

Что такое CBDC

Как таковая цифровая валюта центрального банка (CBDC) по состоянию на декабрь 2018 года все еще не является широко известным или обычно используемым понятием. Технически CBDC — это новая форма денег центрального банка, предназначенная для использования в качестве законного платежного средства. Она отличается от физических денег (банкнот и монет), выпущенных центральным банком, а также от остатков на традиционных резервных и расчетных (корреспондентских) счетах в центральном банке.

CBDC представляет собой обязательства центрального банка, выраженные в существующих платежных единицах, которые могут служить в качестве средства обмена (расчетов), хранения стоимости и способа оплаты. Большинство проектируемых CBDC предназначены для общего использования, хотя некоторые из них служат исключительно для оптовых платежей и расчетов между центробанками.

С наличными все ясно: есть банкноты и монеты, ими пользуются. Коммерческие банки работают с клиентами и с финансовыми небанковскими учреждениями (это платежные системы, финтех-компании, в том числе — проводящие платежи через мобильные приложения). С центральными банками никто, кроме коммерческих банков, не работает — это важно отметить.

В свою очередь, даже при проведении расчетов в национальной валюте два банка одной страны все равно напрямую не работают — их расчеты проводятся через корреспондентские счета в центральном банке. В принципе, такие расчеты могут и агрегироваться, чтобы не бегать в центробанк за каждой маленькой проплатой, но сути это не меняет.

И, что важно, нынешние безналичные деньги — это уже электронные деньги, по сути своей. Их можно было бы считать одной из форм CBDC, если бы не тот факт, что нынешние традиционные безналичные деньги жестко централизованы: реально все операции с ними проводятся через центральный банк. Возможны ли исключения здесь и сейчас? А почему нет? Например, расчеты между клиентами одного и того же банка могут не выводиться на центральный банк и корсчет в нем. Оттого, кстати, переводы внутри банка стоят дешевле, чем из банка в банк, а тем более — за границу.

В общем, если кратко, то получается, что CBDC — это не просто безналичные фиатные деньги, а такая их форма, которая позволяет оперировать ими не только без посредничества центрального банка, но и без посредничества коммерческих банков в принципе.

Как выглядят операции с безналичными?

Пример. Обычный таиландец хочет заплатить через мобильное приложение за мобильную связь со своей карты. Сейчас это выглядит примерно так:

  • Таиландец через мобильное приложение в своем смартфоне отправляет деньги мобильному оператору со своей карты, которая привязана к мобильному приложению.
  • Мобильное приложение — финтехкомпания — обращается в свой банк — пусть это будет Банк А.
  • Банк А выставляет платежной системе, выпустившей карту, пусть это будет Visa, требование заплатить.
  • Требование уходит в банк В, который выпустил карту.
  • Банк В отправляет деньги банку А, для чего просит Банк Таиланда списать со своего корреспондентского счета нужную сумму на коррсчет банка А.
  • Банк А накапливает деньги на счету финтехкомпании, которая выпустила мобильное приложение.
  • Примерно раз в несколько минут, часов или суток Банк А по распоряжению финтехкомпании отправляет деньги на счет мобильного оператора в банке С.
  • Для этого банк А просит Банк Таиланда списать со своего корреспондентского счета нужную сумму на коррсчет банка С.
  • Когда сумма появляется на коррсчету банка С, он зачисляет ее на счет мобильного оператора в этом банке.
  • Процесс завершен.

Чудо? Наверное, если учесть, насколько дешево все же обходятся нам транзакции при такой кучерявой схеме. Ну и про надежность: не один и не два года эта система вычесывала "блох", чтобы избавиться от дыр в безопасности.

Почему выбран пример Таиланда, а не, скажем, России, Польши, Казахстана, Украины или Германии?

Да потому, что Банк Таиланда нынче едва ли самый близкий из центробанков к запуску CBDC. Но об этом чуть ниже.

А пока о том, как будет проводиться аналогичный платеж в случае, если таиландец воспользуется CBDC.

  • Таиландец через мобильное приложение в своем смартфоне отправляет деньги мобильному оператору с одного из CBDC-кошельков, привязанного к мобильному приложению.
  • Мобильное приложение (финтехкомпания) переводит средства с этого частного CBDC-кошелька на CBDC-кошелек мобильного оператора. Для этого финтехкомпания использует блокчейн данной CBDC, то есть криптобата.
  • Процесс завершен.

А как же центробанк, надзор и AML/KYC? Да в том-то и дело, что для центробанка транзакции остаются прозрачными. Он все видит. Но из расчетов исключаются коммерческие банки. Отсюда истерика Нуриэля Рубини в Guardian, которая упомянута в самом начале.

И что теперь со всем этим делать?

Как себе это представляет Рубини? А вот так: "CBDC не должны полагаться на публичные DLT (распределенные реестры), подобные тем, которые лежат в основе криптовалют. В конце концов, центральные банки уже имеют централизованый частный нераспределенный реестр, который позволяет безопасно и спокойно осуществлять транзакции. Ни один центральный банкир в своем здравом уме никогда бы не заменил эту работающую систему на ту, что основана на блокчейне".

И еще он утверждает, что внедрение таких CBDC сметет крипторынок напрочь. Потому что освященные государством CBDC имеют массу преимуществ, главное из которых — централизация и жесткий тотальный контроль со стороны центрального банка.
Иными словами, Нуриэль Рубини предлагает создавать CBDC в виде не-CBDC. Но тогда чем это отличается от нынешних безналичных фиатных валют? Ответ: ничем.

В принципе, даже CBDC на классическом публичном блокчейне тоже имеет не все преимущества криптовалюты. Но рисков тоже меньше.

Начнем с главного: с возможности неконтролируемой эмиссии. У центрального банка реально полная свобода в этом смысле. И желание печатать пустые наличные или эмитировать пустые безналичные ограничены только волей руководства центрального банка и законодательством, которое уважают с той или иной степенью ретивости.

У криптовалют все определяется white paper, а точнее — алгоритмами. Но и алгоритмы могут меняться, например, во время хардфорка. А white paper могут со временем подзабываться.

А теперь о втором преимуществе CBDC над классической безналичной фиатной валютой. Речь идет о резком сокращении затрат и сроков транзакций. Ключевые риски внедрения CBDC, основанной на публичном блокчейне, таковы:

  • центральный банк несет операционные риски, связанные с операциями конечных клиентов, тогда как сейчас круг его клиентов ограничен исключительно несколькими десятками/сотнями/тысячами коммерческих банков, а также другими центробанками;
  • возникают сложности с соблюдением принципов AML/KYC;
  • расчетно-кассовое обслуживание перестает быть ключевым источником доходов для коммерческих банков, так как РКО перетекает в блокчейн CBDC;
  • падают доходы коммерческих банков, снижается их платежеспособность, так как они теряют доходы от РКО;
  • неочевиден дизайн систем кредитования и привлечения депозитов конечных клиентов ввиду появления возможности через CBDC привлекать депозиты и выдавать кредиты p2p (peer-to-peer);
  • центральный банк не будет принимать на себя функции приема депозитов, выдачи кредитов и управления кредитными рисками, но коммерческие банки будут испытывать жесткую конкуренцию в этой сфере, ввиду расширения возможностей p2p-операций.

Собственно, именно эти опасения и являются причиной того, что МВФ и центробанки заняли крайне осторожную позицию по поводу внедрения CBDC. Например, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард во время 33-го саммита АСЕАН в Сингапуре 14 ноября 2018 года посетила Сингапурский фестиваль Fintech, где заявила о том, что применение CBDC может резко улучшить и упростить доступ населения к финансовым услугам, хотя использование блокчейна не исключает ряда существенных рисков. Она призвала центробанки изучать возможности CBDC и работать над их реализацией. Цель — сделать доступными и безопасными финансовые услуги. И, конечно, она призвала учитывать требования идентификации клиентов, однако она не уточнила, как это можно реализовать. Центробанки должны над этим работать, возможно — в формате государственно-частного партнерства с компаниями, которые работают на крипторынке.

В общем, за все хорошее и против всего плохого.

Тем не менее, реально пока только Таиланд — единственная страна, которая анонсировала и реально начала реализовывать свою CBDC. В первом квартале 2019 начнется тестирование. И даже идет речь о замене наличных цифровыми деньгами CBDC, правда, не ранее 2022 года.

Позиции других стран по поводу CBDC выглядят не столь радужно.

Что делают центробанки по поводу CBDC

Центробанк Перспектива Статус активности
Банк Англии Пока исключает Проводит исследования
Банк Сингапура Пока исключает Проводит исследования
Банк Канады Пока исключает Проводит исследования
Банк Китая    
Банк Японии Пока исключает Проводит исследования
ECB (Европейский центробанк) Пока исключает Проводит исследования
Бундесбанк(ФРГ) Пока исключает Проводит исследования
Банк Швейцарии Пока исключает Проводит исследования
Банк Новой Зеландии Пока исключает Проводит исследования
Банк Испании Не исключает, но планов конкретных нет Проводит исследования
Банк Израиля Пока исключает Проводит исследования
Банк Таиланда Запуск в 2019 году Начато внедрение
Банк Венесуэлы Выпустил Petro в феврале 2018 г. Пытается внедрить во внешней торговле и привязать национальную валюту — новый боливар к Petro.

Что еще делают сейчас центробанки? Они подумывают о том, что CBDC могут быть вовсе не для всех.

Например, для взаимодействия между центробанками и взаимодействия коммерческих банков между собой и с центробанками возможно введение так называемых "оптовых" или специальных CBDC. То есть речь идет о токенизации традиционных операций между финансовыми учреждениями.

А для остальных участников рынка можно запустить так называемые "розничные" CBDC. Ими смогут оперировать небанковские финансовые учреждения, а также их клиенты и клиенты банков — физлица и субъекты бизнеса. Все это напоминает переход от стадии "гнев" к стадии "торговля". Что уже неплохо.

источник





© 2017-2018 BIZLIM | Новости крипто рынка, финансы, блокчейн, ICO, биржи, стартапы, регулирование
контакты / размещение рекламы | news aggregator [EN] | агрегатор новостей [RU] | курсы криптовалют (2000+ coin) | помочь проекту (donate)